istvan_kovacs (istvan_kovacs) wrote,
istvan_kovacs
istvan_kovacs

Categories:

Достоевский в венгерском праворадикальном издании

Хотел вначале озаглавить: ««Йоббик» и Достоевский», но это было бы просто подогревом интереса к нижеследующему переводу статьи. Да и вообще интернет-издание Kuruc.info – собственно, не орган «Йоббик». Просто самое известное из праворадикальных венгерских СМИ, настроенное на волну приверженцев партии.

Не секрет, что давно – с 2008-го точно, со времени войны пятидневной войны 08.08.08., венгерские праворадикалы порой откровенно выражают симпатии России в международных стычках по линии Запад vs Россия. Первым делом, идёт, конечно, неприятие навязывания «как жить» со стороны ЕС, открытый антиамериканизм в придачу, ну и Россия – как реальная сила, которая в глобальном мире противостоит политической-экономической-военной (культурной) экспансии Запада. Тем временем некоторые исторические аспекты в виде оценок событий Второй мировой, социализма – вроде бы не располагают к сближению. Но всё же…

Статья – иллюстративный пример найти иной, какой-то духовный элемент сближения. Интересно, как используется авторитет Достоевского – для меня несколько в неожиданном ракурсе, но верном – гниение Запада замечено, вон, давеча ещё классиками мировой литературы, великим исследователем души человеческой. Мы это знали, и вот кто-то на страницах СМИ также обсуждает. В данном случае – в праворадикальном издании. Это, конечно, не отменяет чудачества в публичных суждениях этой политической силы – если речь идёт о евреях, цыганах, социалистах-коммунистах, но праворадикалы по природе любят оседлать намечающиеся тренды общественного настроения, в конкретном случае - «антизападность».

"Христос перед инквизицией – актуальная притча Достоевского" - перевод статьи

https://kuruc.info/r/7/125761/


Севилья, ХVI век. Христос возвратился на землю, и когда его ловят на чудотворстве, сразу арестовывают. Великий инквизитор лично допрашивает пленника. «Зачем же ты пришел нам мешать?» - спрашивает он. Иисус не даёт ответа. Среди прочего инквизитор обвиняет Христа в том, что обещанием свободы тот ввёл людей в заблуждение. Но человек по природе бунтовщик, и если он бы мог свободно выбирать, всегда выберет путь к погибели. Поэтому в его же интересах и ради спасения его души нужно забрать от него свободу – так выглядит отправная точка доводов инквизитора. «Или ты забыл, что спокойствие и даже смерть человеку дороже свободного выбора в познании добра и зла?» - допрашивает дальше инквизитор Христа.

Критики церкви даже в связи с фактами истории думают, что
те подтверждают их доводы. Ибо человек слишком слаб, чтобы сопротивляться искушению. Прошедшие полтора тысячелетия он жил, погружённый в болото греха и страдания, неспособный следовать за нравственностью Христа, выполнять его заповеди. «Ты обещал им хлеб небесный, но, повторяю опять, может ли он сравниться в глазах слабого, вечно порочного и вечно неблагородного людского племени с земным??» - продолжал поучения инквизитор. Его рассуждения и обвинения заключались в том, что Христос не смог противиться искушению сатаны, не смог доказать своего происхождение от Бога. Он не прошёл тройного испытания чуда, тайны и авторитета. Папство в действительности находится на стороне зла. «Мы давно уже не с тобою, а с ним, и это наша великая тайна! Уже давно, восемь столетий», - инквизитор намекает здесь на православно-католическуюсхизму, – «мы не с тобой, а с ним».

Инквизитор горько пророчествует и о наступлении лишённой веры материализма.

«Знаешь ли ты, что пройдут века и человечество провозгласит устами своей премудрости и науки, что преступления нет, а стало быть, нет и греха, а есть лишь только голодные. «Накорми, тогда и спрашивай с них добродетели!» — вот что напишут на знамени, которое воздвигнут против тебя и которым разрушится храм твой». Приблизительно лет через шестьдесят Бейла Хамваш в своём эссе Poeta sacer взял для основы своих умозаключений мысль Стефана Георге:

«Der Tempel brennt, ein halbes tausend Jahr muss weiterrollen bis er neu erstehe – храм пылает, и должно пронестись над нами пол тысячелетия, пока он снова не восстановится. Святой храм, святой круг общей жизни, Теменос, снова горит. Мрачное поколение ворвалось и подожгло. Королям, дворянам, государственным деятелям, священникам и судьям нужно было его покинуть. С тех пор жизнь протекает вне святого круга: грязная и неосвящённая. Нет центра, нет главного, нет достоинства – лишь собранная добыча, заговор. Нет ответственности, лишь интересы. Растерянность. Решение обычно испрашивали у богов, Дельфы всегда указывали народам, что надо делать, в лице отвечающего за всё центра, Власти, Бога. Дельфы исчезли. Тементос разрушили. Опасность и отчаяние, и нет решения, нет направления, нет цели, нет дороги, лишь шатание, замешательство, ошибки, стыд, нищета, бедность, ужас, забота, преступление, позор. Все, кто что-то знал, чего-то стоил, на что-то был способен, кем-то был, спрятались. Der Tempel brennt».

Возвращаясь к умозаключениям Достоевского, в тюремной камере инквизитор приходит к казалось бы, неотвратимому конечному выводу, когда говорит Христу: «Если был, кто всех более заслужил наш костёр, то это ты. Завтра сожгу тебя. Dixi». Но в последний момент всё же торжествует прощение Христа. Иисус целует девяностолетнего старика в уста, который отступает перед властью любви и выпускает Христа на свободу, на тёмные площади города.

Вышеописанная притча взята из романа Достоевского «Братья Карамазовы» (1880), и вымышленная история хорошо отображает антикатолические установки автора, но и то, что он верил в единство христианства в своей сути. Достоевский был русским националистом, которому претили безжалостные евреи и который ненавидел социалистов. А русское православие воспринимал соответственно его названию: как истинную веру. «На Западе уже нет никакого христианства», - извергал он молнии. По мнению Достоевского, раннее католичество обрело формы идолопоклонства, в то время как протестантизм может быстро превратиться в атеизм, преобразиться в своеобразную мораль. Утверждают, что он выписал следующую формулу: «католицизм = единство без свободы, протестантизм = свобода без единства, православие = свобода в единстве, единство в свободе».

Многие считают, что Достоевский вложил более сильные аргументы в уста инквизитора, чем Христа. В столкновении церкви и веры проигравшей выглядит вера. Намерения автора были, вероятно, такими, ведь он веру ценил намного выше логики. Однажды он написал: «Если для меня выяснилось бы, что Христос был вне истины, я всё равно остался бы с Христом». Всесторонняя, поднимаемая на основе славянофильства критика Достоевским Запада была безжалостна, но разделённость христианства он считал действием Зла, которое мы, в конце концов, победим. С искренней убеждённостью он возвещал, что зло будет побеждено. Преступление и страдание предваряют воскресение. Скандалы церкви будут прелюдией наступающей христианской гармонии.

В глубине души Достоевский был универсальным христианином, в духовном смысле -пылким европейцем. Верил, прежде всего, в целительную, спасительную силу веры. Не случайно
эпиграфом к роману «Братья Карамазовы» он выбрал цитату из Евангалие от Иоанна: «Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, падши в землю, не умрёт, то останется одно; а если умрёт, то принесёт много плода». (Евангелие от Иоанна, гл. XII, ст. 24).

Жолт Липус

Subscribe

  • Самосожжение как костёр демократии

    Новости “остыли” (хотя такое сравнение может быть не совсем удачным), тем не менее – впечатляет, как глобальная матрица с готовность в буквальном…

  • Победа над Улусом как условие успеха

    Немного о том, как уметь писать статьи, привлекающие десятки тысяч читателей. Пример: наткнулся на статью - ну пусть она, оказывается, месяца два…

  • Знакомые переносы запуска АЭС

    Так получилось, что вспоминаешь свои наблюдения, если попадаются подобные новости: Ввод в эксплуатацию первого энергоблока Белорусской атомной…

promo istvan_kovacs may 1, 2018 21:31 6
Buy for 10 tokens
(Решил к первомайским праздникам выпустить этот материал, написанный месяца два назад и с тех пор “пылящийся” отдельным файлом на рабочем столе. Как-никак, связан с процессом труда напрямую – да ещё и золотая страница в истории венгерской промышленности). Перед написанием этого…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments